Денис Спирин (deni_spiri) wrote in ru_abandoned,
Денис Спирин
deni_spiri
ru_abandoned

Categories:

Земледельческая колония в Изваре



Деревня Извара, расположенная в 50 км от города Гатчины, сохранила по наши дни сразу несколько достопримечательностей. Одна из которых известная у редких туристов усадьба Н.К. Рериха. Две других интересности менее на слуху — здание бывшей Земледельческой колонии, 1913-15 годов, и Форелевая башня, начала XX века. И последним представляющим для нас интерес в Изваре стал заброшенный известковый завод, а точнее его уцелевшие колоритные печи.



После осмотра примечательного своей архитектурой комплекса строений Беседского техникума из прошлого отчёта «Наследие Веймарна» мы прибываем в деревню Извару. Вечер, низкие тёмные тучи, пронизывающий ветер, да такой, что мой спутник трясся, как кленовый лист, — всё это порождало у Извары вид непривлекательный и мрачный. А встречавшиеся то там, то здесь местные, опьянённые зелёным змием, создавали неприветливый образ этой вполне себе живой, в прошлом даже очень неплохо живущей, многолюдной деревни с городскими панельными домами. Туристам, определённо, следует приезжать сюда только в лучшую погоду. Впервые это место упоминается в 1500 г. в переписной книге Водской пятины как деревня Взвар Копорского уезда. Однако, археологические находки позволяют утверждать, что люди жили здесь ещё в XII веке. Существует несколько версий происхождения названия Извара, по одной из которых из финно-угорских наречий оно переводится как «большие холмы». Первым "исследование" Извары начали с музея-усадьбы Н.К. Рериха.


В 1617 г. большая часть территории Водской пятины отошла к Шведскому королевству и селение стало называться Исвархоф. В начале XVIII в. Пётр I пожаловал Изварскую мызу графу Б.П. Шереметеву (но граф тут не жил). В дальнейшем мызу неоднократно перепродавали, её владельцами были Трубецкие, Салтыковы, Воронцовы и др. Основательницей первой усадьбы в Изваре стала А.И. Логинова (возвела господский дом с садом и огородом, хозпостройки). Далее хозяевами успели побывать Е.И. Раневская, её внук М.Ф. Хитрово и К.П. Веймарн. А в 1872 г. усадьбу покупает нотариус Петербургского окружного суда К.Ф. Рерих, отец выдающегося живописца, учёного и археолога Н.К. Рериха. В Изваре прошли детские и юношеские годы Николая Константиновича. Углубляться в историю усадьбы времён Рерихов не стану, для того есть множество других сайтов.




В 1974-78 гг. была произведена реставрация дома. После чего в нём разместились сельсовет, детская художественная школа и библиотека. А в 1984 г. в двух комнатах мезонина усадебного дома состоялось открытие экспозиции «Н.К. Рерих в Изваре», которая и положила начало созданию музею. В 1991 г. с промышленным распадом Извары (закрытие завода, развал совхоза) располагавшийся в здании сельсовет освободил помещения и в них разместились музейные экспонаты.


Меж тем вернёмся в прошлое. Родители Н.К. Рериха владели Изварой 28 лет. В 1900 г., после смерти мужа, Мария Рерих продает усадьбу А.П. Верландеру, почётному гражданину СПб. А в 1912 г. имение приобретает Министерство юстиции, специально под размещение здесь Петербургской земледельческой колонии. И в 1913-1915 гг. для этих целей в Изваре был выстроен комплекс строений, состоявший из жилых корпусов, лазарета и Училищного дома со встроенной церковью (фото 1950-70-х гг.).


Спальный корпус для малолетних беспризорников (фото 1950-70-х гг.).


Возле спального корпуса для фотосессии устроились бывшие беспризорники и их воспитатели-преподаватели. А те, что на балконе с трубами и барабаном, явно высыпали в самый последний момент, узнав, что внизу фотаются малолетки в больших шляпах (фото нач. XX века).


История возникновения колонии в Изваре уходит корнями в Санкт-Петербург, где в 1871 г. близ Ржевской слободы была открыта колония — первое исправительное учреждение подобного рода в России, основанное Обществом земледельческих колоний и ремесленных приютов. В колонию направлялись малолетние преступники (10-16 лет); по замыслу они должны были заниматься сельским хозяйством и получать начальное и ремесленное образование. Дети различных характеров и возрастов, многие из которых были уже глубоко испорчены, — всё это страшно затрудняло дело. В колонии среди детей постоянно происходили ссоры и драки. Взятые прямо с улицы они выказывали полнейшую антипатию к своим воспитателям и друг к другу. Многие из их числа раньше работали на фабриках по 10 часов в день, и вынесли оттуда полное отвращение к труду. А колония только ради труда и существовала. Девизом в ней были слова Виктора Гюго: «Кто открывает школу, тот закрывает тюрьму».
Мы же тем временем переносимся в наши дни и направляемся к уцелевшему Училищному дому.


К парадному входу ведёт аллея. Не совсем понятно с какой целью настолько сильно разворотили площадь перед зданием. Кстати, до недавнего времени перед домом стояла статуя колхозницы с двумя кочанами капусты (сохранился лишь пьедестал).


Сие в стиле северного модерна здание выстроено в 1913-1915 гг. по проекту известного петербургского архитектора А.А. Яковлева.




Санкт-Петербургское общество земледельческих колоний первоначально предполагало распространить свою деятельность на всю Россию. В действительности средства общества оказались недостаточными и для содержания даже одной колонии. При том, что число воспитанников было в среднем с 1885 по 1889 г. 115 человек; на 1902 г. — 182 человека. Более того, в 1911 г. в связи с расширением Морского и Главного Артиллерийского полигонов территория колонии попала под проект отчуждения земель. Потому в 1912 г. для размещения Петербургской земледельческой колонии Министерство юстиции выкупает в Царскосельском уезде имение Извара. А Морское министерство за то, что вытеснило колонию из СПб, уплатило 328 тыс.руб. компенсации. Первых воспитанников Извара приняла в 1916 году.


А мы начнём обходить разнообъёмное, словно "сшитое" из различных частей, здание училищного дома.




Из жизни здешней колонии сведений сохранилось мало, но есть очерки из журнала «Нива» №42 за 1906 г. о Петербургской колонии. Приведу один из них: «Колонисты встают в 6 часов утра... около 7 часов собираются на общую молитву, после молитвы сходятся на завтрак, а с 8-9 часов следует урок, с 9 до 12 – работы. С 12 до 1 часу – обед, а после обеда – два часа свободного времени. С 3 до 5 ч. – опять работа, с 6-7 ч. – урок, в 8 часов ужин, а в 10 часов дети уже спят. Летом во время сенокоса уроки бывают прекращены. К урокам дети относятся очень хорошо, и многие из них проявляют прекрасные способности. К физическому труду некоторые из вновь поступающих чувствуют иной раз отвращение (особенно те, кто работал на фабриках), но потом общая работа втягивает и их». Трудовая терапия состояла в сенокошении и засеве овса, правда в значительной степени оно велось наёмными рабочими; затем шло огородничество, но главное занятие детей составляли ремёсла: портняжное, сапожное, слесарное, столярное и шорное.


Заведовал колонией талантливый русский педагог М.П. Беклешев. Михаил Павлович после неудачно закончившейся военной карьеры (в 1887 г. привлекался по делу о военно-революционных кружках, содержался в Петропавловской крепости), выйдя в отставку, прослушал педагогические курсы при Казанском университете, ездил за границу для ознакомления с постановкой воспитания дефективных детей. Затем занимался школьной статистикой в Вятском губернском земстве и был директором Вятской исправительной колонии. А в 1906 г. стал организатором и вдохновителем строительства детской трудовой колонии нового типа. В 1910-14 гг. Беклешев занимал пост директора детской колонии Общества земледельческих колоний и ремесленных приютов. Тогда же являлся товарищем (заместитель) Председателя Общества образования и воспитания ненормальных детей при Лиге образования (СПб). Заведовав колонией в Изваре, М.П. Беклешов жил в бывшем господском доме Рерихов. Регулярно выезжая по делам службы в столицу, Михаил Павлович привозил в колонию новых подопечных, найденных на вокзалах и в трущобах.




После Октябрьской революции на базе земледельческой была создана исправительно-трудовая колония. Во время фашистской оккупации Извары на территории колонии был лагерь военнопленных.


Интересна судьба связанных с изварской колонией личностей — педагога М.П. Беклешева и архитектора А.А. Яковлева. В советские годы оба продолжили карьеру: Беклешев впоследствии стал профессором, проректором Петроградского (Ленинградского) педагогического института;  Яковлев переехал в Нижний Новгород, в 1932 г. был назначен главным архитектором горсовета города Горький, стал членом Союза архитекторов СССР.


Частью училищного дома является Казанская церковь, предназначавшаяся для воспитанников колонии, а ныне действующая как приходская. Как раз такие примеры действующих церквей на фоне уходящей жизни меня и печалят. И здесь вот: заброшенное учебное здание, закрытый завод, чахнущая деревня, в советские годы существовавшая как рабочий посёлок, где был выстроен ряд панельных пятиэтажек, больница, школа, функционировал совхоз и работал цементный завод.


Пока мы рассматривали усадьбу и здание колонистов, довольно сильно потемнело, а дойдя до запруды реки Изварки (на фото) мрачные тучи нависли над нами плотным и тяжёлым ковром. Но мы любим такое.


Сюда мы топали ради этого необычного, но весьма стильного дома, называемого Форельной башней.




Отличительной особенностью Извары являются родниковые ключи, бьющие из под земли. На одном из таких ключей, на берегу возле запруды, из которой берёт своё начало река Изварка, и стоит форельная башня. Считается, что построена она была в начале XX столетия, когда усадьбу приобрел купец А.П. Вернандер. При нём в имении были устроены завод, мельница и разведена в озере форель. Форельная башня — по сути заводик, где выращивали мальков форели и по специальному желобу выпускали их в пруд. На чердаке трёхэтажного здания был устроен резервуар для воды, которая по системе лотков спускалась по этажам, где выводились и росли мальки. Башня стоит на естественном фундаменте (известняковая плита) в месте выхода ключевых источников.


Недалеко от башни находятся каменные руины, возможно, бывшей мельницы. Известно лишь, что ещё в 1980-х там было производство корзинок для копчёной рыбы. А если пройти в конец деревни, то там расположена бывшая ж/д станция. Кроме того из бывших в Изваре это стационарная больница, где сейчас размещается реабилитационный центр «Берегиня» — отделение временного пребывания пожилых людей и инвалидов. Также в бывшие записался некогда крупный совхоз «Ударник». Одним словом, Извара за последние пару десятилетий полностью стала отвечать местам, которые посещает Маска «Santa Muerte» (культ Святой Смерти, распространённый в Мексике и на  юго-западе США, представляет из себя слияние ацтекских ритуалов почитания смерти и католических верований). И Маска посетила её, а судя по следующей заброшенности Извары — известковому заводу — Santa Muerte пустила там корни.


О других путешествиях Мαсkи по заброшенностям Ленинградской области можно увидеть здесь, а по просторам Костромского края — тут. А мы тем временем добрались до окраины Извары, где мрачное небо прорезают ещё более мрачные башня и печи разрушенного временем и аборигенами известкового завода.




Местечко, я вам скажу, жуткое и в тоже время весьма атмосферное.




Конечно же мы не могли не забраться внутрь этих оргроменных печей. Кстати, у местных бытует легенда об использовании печей, как крематория, во времена немецкой оккупации. Не верьте!


Жерло печи обложено несолькими слоями огнеупорных кирпичей — тысячи и тысячи кирпичей Боровичского завода Новгородской губернии.


Поскольку это печь, стены выложены из огнеупорного кирпича, в данном случае имеющим клеймо «Б (PRIMA) З».


Фотосвидетельство собирательства клейм, то бишь момент пополнения моей коллекции "прямоугольников из глины".


Вообще на территории завода, вне печей была разбросана масса других кирпичей с клеймами. Как минимум, при беглом осмотре насчитал пять разновидностей. От того и не интересны мне питерские кирпичи, что их искать не надо — валяются под ногами в неимоверном количестве. И так было почти в каждом месте, куда заезжали. Потому на память прихватил конкретно с этого места всего три экземпляра.


Датировать с достоверностью год образования печей сложно. Судя по кладке и кирпичам, это рубеж XIX - XX веков. Завод перестраивался и расширялся. Например, в марте 1935 г. он обновлённый заработал как Волосовский известковый завод. Мощность завода составляла более 100 тонн извести в сутки. Он стал градообразующим, в данном случае посёлкообразующим. Была построена своя электростанция, телефонный узел. Вокргу него разрасталась Извара. Перестал функционировать завод в конце 1980-х. Остывшие печи треснули и восстановлению не подлежат.


На сим ещё один день покатушек по интересностям Ленобласти подошёл к концу,  а нам предстоял обратный путь, длиною в 170 км, на базу отдыха в Васкелово. Откуда на следующий день мы выдвинемся вновь бороздить сельские дороги в поисках новых достопримечательностей.


При создании поста использован материал следующих сайтов:
- статья А. Иванова "Земля и воля..."
- статья Т. Кучеровой и И. Яковлевой на сайте ВГД
- из семейного архива И.Яковлевой "Большой русский альбом"
Tags: Ленинградская область, завод, усадьба
Subscribe
promo ru_abandoned march 14, 2013 09:40 21
Buy for 500 tokens
Привет, сталкеры :))) Как ваши дела? Решил включить здесь промо-блок, чтобы вы могли рекламировать свои журналы. Стоит копейки, а сколько удовольствия! Ну, и раз пошла такая пьянка - добавляйте в друзья наших дорогих смотрителей: zizis и relax_action, они клёвые! Ну и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments