Денис Спирин (deni_spiri) wrote in ru_abandoned,
Денис Спирин
deni_spiri
ru_abandoned

Category:

Интересности Арзамасского уезда



В продолжение темы нижегородского путешествия 2014 года сегодня я поведаю о третьем дне покатушек по югу области, в кой мы посетили сразу несколько достопримечательностей, одной из которых стала малоизвестная усадьба в селе Костянке. Рядом со старинной дорогой, Симбирским трактом, стоит хорошо сохранившийся до наших дней большой двухэтажный барский дом. Примечателен сей дом не столько своей не шибко выдающейся архитектурой, как двухсотлетним возрастом и именитым владельцем — Николаем Осиповичем Кутлубицким, генерал-адъютантом императора Павла I. Кроме того мы побываем в посёлке Новый Мир, где сохранился главный дом усадьбы «Отрада», в разное время принадлежавшей двум знатным родам Дельвигам и Нейдгартам.



Выехав с утра пораньше из ещё спящего г. Арзамаса, направляемся на поиски достопримечательностей Шатковского и Первомайского районов. Через 50 км первой сделали остановку в посёлке Лесогорске. 1950 год — начало строительства Куйбышевской ГЭС. Одновременно началась прокладка высоковольтной линии КуГЭС–Москва, трасса которой прошла через Шатковский р-н. Здесь, в лесном массиве, в 1952 г. начались работы по возведению подстанции «Арзамасская» и будущего посёлка энергетиков Лесогорска. Впервые мы увидели столь огромную по площади электростанцию, являющуюся одним из ключевых объектов Нижегородской энергосистемы. Ещё через 20 км пути, оставив позади село Малый Макателём, останавливаемся недалеко от Большого Макателёма (топоним образован сочетанием мусульманского имени Макат — «направляемый аллахом» и финно-угорских корней «ела» — «лесная речка» и «ма» — «участок»; Макателём — участок мордвина-первопоселенца Маката у лесной речки). Там, в посёлке Рогожинский, вместе со змеями исследуем Рогожскую больницу Карамзиных, о чём у меня можно прочесть здесь.


После больничных палат заскочили в село Понетаевку, где на территории бывшего монастыря расположен психоневрологический интернат, рассказ о котором будет позже. Далее направились на восток, через рабочий посёлок Шатки, по пути проезжая селения Кержемок, Трянгуши, Быков Майдан и др. Дабы пояснить столь непривычные русскому слуху назания, немного углублюсь в историю. В I тыс. до н.э. здешний край был заселён племенами городецкой культуры, являющимися далёкими предками финно-угорских племён мордвы, муромы, марийцев и проч. В дальнейшем на этой территории формируется племя мордвы — эрзи. Собственно, топоним г. Арзамаса по одной из версий трактуется как «самое красивое место племени эрзя». Согласно летописям, в XIII веке территория Шатковского р-на входила в состав «Пургасовой Руси», «земли Мордовской Пургасовой волости». И только в XVI веке сюда начинают проникать первые русские переселенцы. А массовое обращение в христианство мордвы состоялось лишь в сер. XVIII столетия. Так что местные топонимы унаследовали татаро-мордовские корни (мордва также находилась под игом Золотой орды). И вот, через №-ое количество времени мы прибываем к главной цели — усадьбе в селе Костянке. Паркуемся на улице Центральной.

Перед нами представитель семейства автоцистерн для пожарного дела, начала 1970-х годов.


В апреле 1969 г. ГАЗ-66 первым из советских автомобилей получил государственный «Знак качества».


На окраине Костянки, на открытом пространстве и небольшой возвышенности, стоит старинный усадебный дом. Первым делом совершаем внешний осмотр. И пока оцениваем степень интересности этого, отчего-то не поставленного на учёт, памятника архитектуры начала XIX века, я поведаю историю. А история села Костянки насчитывает не менее четырёх столетий. Изначально это было мордовское поселение, известное как «селище Старое Тюгелево на озере Сердоме» или «на озере Тюгелево» и находилось оно к югу от нынешнего месторасположения, в долине реки Сердемы. Изображённое ещё на плане межевания 1779 г. озеро Тюгелево до наших дней не сохранилось. Со временем жители стали покидать старое поселение и обосновываться в новых местах. Часть их выселилась в Тюгелево (д. Вечкусово) и в Новое Тюгелево (д. Великий Враг). Вечкусово и Великий Враг существуют и в наши дни (находятся в 5 км от Костянки). К 1628 г. образуется деревня Старое Тюгелево, она же Костянка: «деревня Тюгелева, а в ней мордва, перешли жить в своё ж уходье на помру на Костянку из Стараго Тюгелева с озера Сердома». Так что не стоит верить многочисленным статьям, заверяющим, что название Костянка село получило от помещичьих вишнёвых садов в XIX веке.

Первые русские поселенцы появляются в Костянке на рубеже ХVII - ХVIII веков. Скорее всего, это были раскольники — то было время массовых гонений на них, а мордва позволяла селиться им в своих деревнях; а может, то были просто пришлые крестьяне, бежавшие с насиженных мест. С 1713 г. деревня Старое Тюгелево переименовывается в Костянку, насчитывающую в тот год 21 двор русский и 9 дворов мордовских. В 1723 г. жители деревни называют себя уже не мордвою и не новокрещенами, а крестьянами. Тем самым можно предположить о полной русификации и христианизации селения.




А мы пока обходим дом со всех сторон. Здание имеет П-образную форму. Первый этаж каменный, рустованный (горизонтальные полосочки); второй этаж деревянный, рубленый, обшитый тёсом. Примечательно, что северное крыло 2-го этажа имеет антресоль (третий мини-этаж). Парадный вход когда-то был окружён деревянной галереей. Рядом с господским располагался одноэтажный дом управляющего. Поодаль находились скотные дворы, конюшня, птичник и псарни для борзых и гончих собак. За постройками был разбит фруктовый сад, вдоль которого для орошения был вырыт пруд, названный Ватрушкой.




По восшествии на престол Павла I, Костянка с соседними Крапивкой и Алемаевом были пожалованы фавориту Великого князя генерал-адъютанту Николаю Осиповичу (Иосифовичу) Кутлубицкому. В своё время тот служил в гатчинской артиллерийской бригаде под началом А.Аракчеева и самого Павла Петровича. После воцарения Павла I начинается карьерный рост Кутлубицкого. В конце-концов, в 1798 г. тот был произведён в генерал-лейтенанты и назначен в свиту императора, более того он становится комендантом Михайловского замка. Все годы царствования Павла I Кутлубицкий со своей супругой, Авдотьей Савельевной Ваксель, проживал в Санкт-Петербурге. Но есть и тёмное пятно в судьбе Николая Осиповича. Вечером, перед осуществлением заговора, жертвою которого пал император, он был арестован (сдал шпагу и отправился домой; арест был произведён графом Паленом в устной форме). Но уже на следующее утро Кутлубицкого "освободили". Как видно, история даёт основания предполагать, что комендант Михайловского замка, в здании которого был убит Павел I, хоть и косвенно, но причастен к содеянному заговорщиками. Именно после тех событий Кутлубицкие из СПб переехали на постоянное место жительства в Костянку.


В 1813 г. недалеко от господского дома, к тому времени уже существовавшему, была заложена церковь в честь апостола Петра и Павла, оконченная строительством в 1825-м. После чего село получает второе название — Петропавловское. Кроме основного храма, на первом этаже колокольни располагалась церковь Успения, где находился фамильный склеп. Храмовый комплекс, не сохранившийся до наших дней, отличался грандиозными размерами: высотой в 45 метров церковь и 60-ти метровая колокольня. Проектировал храм М.П. Коринфский, а расписывали ступинцы — ученики Арзамасской школы живописи. М.П. Варенцов (псевдоним Коринфский) — выдающийся русский архитектор, член Симбирской строительной комиссии, архитектор Казанского университета, автор проекта Арзамасского Воскресенского собора.


Изучая выписки из архивного фонда, случайно наткнулся на презабавную, на мой взгляд, информацию о деяниях священнослужителей Троицкой церкви соседнего с Костянкой села Великий Враг. Из описи № 556 дел постоянного хранения за 1824-1829 года:
№ 97. Дело по рапорту благочинного смотрителя пятого ведомства Арзамасского уезда о пьянстве дьякона С. Осипова.
№ 199. Дело по доношению состоящего на дьяческой должности священника А. Васильева о пьянстве священника села Кавлей И. Павлова.
№ 203. Дело по сообщению Нижегородской удельной конторы «об отнятии» у крестьянина В. Михеева трёх гусей священником М. Фёдоровым.
№269. Дело по доношению благочинного иерея А. Фёдорова о нанесении побоев дьячку села Спасского И. Иванову.
И ещё о "приключениях" священников села Великий Враг, на этот раз из документов Нижегородского наместнического правления от 1786 года:
№ 3440. Дело о нанесении побоев священнику Матвееву А. новокрещённым за требование отказа от суеверного обычая.
№ 3583. Дело по сообщению Владимирской духовной консистории о проведении расследования жалобы крестьян, обвиняющих священника Матвеева А. в сутяжничестве (склонность затевать судебные процессы по различным поводам).
№ 3249. Дело о проведении следствия в Арзамасском духовном правлении о краже 2-х лошадей дьячком Михайловым Ф. и дьяконом села Стар.Иванцова Семёновым Ф.


Была в Костянке и третья церковь (кладбищенская), построенная в 1817 г. в честь Покрова Пр.Богородицы. Мы же возвращаемся к усадебному дому. Точная дата его постройки неизвестна. Известно лишь, что на плане землевладения 1779-1808 гг. уже указаны усадьба владельца на юго-западной окраине села, крестьянские порядки и три пруда вдоль большой дороги. Большак, он же Симбирский тракт, проходил через село и вёл из Арзамаса на Алатырь, а далее на Симбирск.


Ещё до революции этот дом был продан земству под больницу, просуществовавшей здесь более века, пока в 2000-х не пришла "оптимизация". Сейчас в нескольких кабинетах 1-го этажа находится лишь фельдшерский пункт. Поскольку положение в сельской местности с больницами катастрофическое, в Костянку съезжаются со всей округи. Вот и в наш приезд рядом со зданием было припарковано не менее десятка автомобилей. Так что пристальные и недоумевающие взгляды больных "прихожан" не давали нам покоя. Однако, я не мог не пообщаться со старожилами и завёл-таки разговор с одним из них, в то время, как тот набирал воду из колодца. Вспомнилось ему многое: и как в каждом дворе была своя хрюшка; что было мясо, но за колбасой ездили в город; как молодожёнам строили новые дома, дабы те не покидали село; как всячески поощряли победителей соцсоревнований, награждая их телевизорами и т.д. Про последние два десятилетия "возрождения" России история Костянки схожа с десятками других, услышанных мною в разных областях.


Что ж, время историй подошли к концу, настал момент зайти внутрь. Но тут перед нами возникла дилемма — как попасть внутрь? Будь-то рабочий день, пришедших на приём в больничку было бы определённо меньше и, возможно, был бы шанс, обговорив с врачом, организовать для нас официальную экскурсию по дому. Правда, при столь большом наплыве жаждущих получить медпомощь шанс на благополучный исход такого варианта был невелик. Потому, дабы не рисковать и тем самым не привлечь к себе лишнего внимания, приняли решение попасть внутрь в обход "открытых дверей". Только вот все двери оказались заперты. По сему мой спутник, как всегда, забоявшись гнева местных, спрятался в автомобиль, тем самым предоставив мне самому решать каким образом попасть в интерьеры. Ну, а желание моё было столь велико, что... Да простят меня работники медпункта!


Итак, отворив пару дверей, боковой лестницей взбираюсь на второй этаж.


Оказавшись внутри, с опаской быть услышанным товарищами снизу, приступаю к осмотрю интерьеров господского дома.


Конечно же за долгие годы существования здесь больницы внутреннее убранство претерпело изменения и почти что полностью утратило свой изначальный декор. Но, несмотря на всё это, побывать в двухсотлетнем полукаменном доме событие интригующее. И даже больничные горшки не испортили сего ощущения.




Главные залы (гостиная, бальный и проч.) устроены по принципу анфилады и соеденены между собой проходными дверными проёмами. На потолках кое-где можно увидеть декоративные лепные плафоны. А полы в некоторых залах даже устланы подлинным дубовым паркетом.


По углам расположены усадебные печи, правда, столь сильно закрашенные, что не разглядеть даже форму облицовочных печных изразцов.


А пока, скрипя половицами, бродим по многочисленным комнатам, вернёмся к истории. Николай Осипович Кутлубицкий принимал активное участие в местных делах. В 1812 г. он стал одним из кандидатов на должность командующего Нижегородским ополчением, но не набрал нужного количества голосов. Вскоре после кончины в 1840 г. своей супруги Кутлубицкий вместе с дочерью уехал на Украину, в Черниговскую губернию, где и умер. После имение перешло к его сыновьям Павлу и Николаю. Павлу при разделе достались Алемаево и Крапивка, Николаю — Костянка. Николай Николаевич дослужился до чина действительного статского советника, с 1855 по 1858 гг. являлся нижегородским предводителем дворянства. Оба брата, а также их сыновья были погребены в фамильном склепе Успенской церкви. Отмечу, что эта ветвь Кутлубицких прервалась достаточно рано. Иосиф Павлович похоронен в Костянке в 1905 г., в возрасте 17 лет, его двоюродные братья Александр и Николай Николаевичи умерли в возрасте 34 и 21 лет соотвественно. После смерти последнего владельца усадьбы господский дом был отдан под земскую больницу.


Соседний "бежевый" зал в советское время был разделён с залом "зелёным" межкомнатной перегородкой.


Удивительно, что при разделении не тронули плафон-розетку.


Ещё одна обезличенная небольшая комнатка с лепниной на потолке.


Во 2-й пол.ХIХ века Костянка становится центром волости. Конец ХIХ века — время становления народного образования и здравоохранения. Для улучшения плачевного положения смертности крестьян Арзамасский уезд был распределён на пять санитарных участков с обустройством в них больниц. Но всё это было малодейственно. Как пример, 2-й участок, включавший в себя шесть волостей с населением 28 479 человек, обслуживала единственная больница в Костянке, рассчитанная всего на 20 коек. Персонал, кроме главного врача, состоял из двух постоянных фельдшеров, акушерки и эпидемиологического фельдшера, приглашённого уездным земством для борьбы с эпидемией брюшного тифа и скарлатиной. Из положительного отметил бы, что в 1896 г. на территории Арзамасского уезда было открыто семь сельских библиотек, в том числе и в Костянке (разместилась в здании земского училища). Наибольшим спросом библиотека пользовалась у подростков, но в целом, по замечанию Арзамасского уездного училищного совета, книги в Костянке читались не особенно охотно (возможно, это было связано с распространением здесь раскола).


Ещё одна комната, захламлённая больничным барахлишком.


А это прям настоящий мойдодыр, 1930-х, из одноименной сказки Корнея Чуковского.


Случайно за горами запревших матрацов и подушек заприметил такой вот паркетный рисунок.


Осматривая комнату за комнатой, из одного конца дома я потихоньку приближался к другому, с каждым шагом всё более отчётливее слыша голоса восседающих внизу пациентов.


И какого было моё удивление, когда вместо очередного зала я вышел к парадной лестнице, снизу которой и доносилась негромкая беседа. Спустившись как можно тише вниз по лестнице, заприметил там наряженную ёлочку (дело было в декабре). Конечно же полностью спуститься на первый этаж, тем самым обозначив себя незванным гостем, я не решился и ретировался обратно наверх.


Где продолжил исследование комнат, правда уже более мандражируя по поводу обнаружения себя.


Жутковато было в этой части дома. Кровля настолько прохудилась, что осыпается потолок второго этажа. Эдак и до первого дойдёт.


Последним решил заглянуть на антресоль (третий этаж северного крыла дома).


В помещичьи времена здесь явно жила прислуга — маленькие комнатушки и очень низкие потолки.




На этом экскурс подошёл к концу и я выбрался наружу. В наши дни состояние, без преувеличения, уникального усадебного дома достаточно удручающее. Пережив период своего расцвета в XIX веке, смутные времена Гражданской войны, семидесятилетний советский период, настал сегодняшний момент, когда дальнейшая судьба барского дома представляется весьма прискорбной.


Мы же вновь возвращаемся на бывший Симбирский тракт. В 1767 г. жители селений, расположенных вдоль тракта, запомнили возвращение Екатерины II из Симбирска в Москву. В селе Бритово (в 5 верстах от Костянки) находилась усадьба П.М. Ермолова, где остановливалась императрица: «Выехав из Чернавского, Государыня в тот же день, в 11 часу вечера, прибыла в село Пречистенское (теперешнее Бритово) Арзамасского уезда. Здесь приготовлен был ужин, за которым просидели очень долго, так что прошла вся летняя ночь...». Спустя семь лет крестьянский бунт Пугачёва вызвал волнения во многих сёлах (в том числе и в Костянке). После подавления бунта эти селения стали свидетелями его пути в кандалах и железной клетке — в осеннюю непогоду и распутицу Пугачева с ближайшими соратниками в сопровождении конвоя из 10 офицеров, 40 гренадёр и 40 яицких казаков (кроме того, отряд посменно сопровождали две пехотных роты, при двух пушках) этапировали в Москву. По пути к следующей усадьбе въезжаем в посёлок Смирново.


Первые упоминания об этом поселении датируются концом XVI века. В переписных книгах упоминается как деревня Алемаево, Смирновка тож. Только вот из старины тут практически ничего не сохранилось. В советское время Смирново из села превратилась в крупный населённый пункт (пос. Смирново. фото 1970-х).


Посёлок расположен вдоль пяти искусственных водоёмов. Самый большой и красивый пруд именуется Барским, т.к. на его берегу некогда стояла усадьба действительного статского советника А.Х. Штевена. Примечательно, что здесь родилась будущая  просветительница, публицист и педагог Александра Алексеевна Штевен. Все свои силы и средства она отдавала на распространение грамоты среди местных крестьян — строила школы в уездах и лично преподавала. В 1947 г. на месте господского дома было построено заинтересовавшее нас здание. По одной из версий служило для райкома партии, а со слов местных не одно десятилетие здесь располагалась школа. Для села довольно-таки любопытное здание.


Особенно оригинально смотрится ниша главного фасада, с расположенными внутри неё колонами.


В настоящее время заброшенно и частично используется под гараж.


Последним пунктом в тот день мы прибыли в посёлок Новый Мир, расположенный на территории уже Вадского р-на, центром которого является село Вад (название происходит от мордовского «вад/ведь» — «вода, влага»). До образования совхоза «Новый Мир» и выросшего впоследствии вокруг него посёлка, местечко именовалось Отрадой. Первой владелицей оного была англичанка по происхождению Е. Манжен, вдова нижегородского губернатора А. Крюкова. После её смерти Отраду приобрёл управляющий казённой палатой в Нижнем Новгороде Б. Прутченко, который отдал имение своей дочери Александре Борисовне, вышедшей замуж за барона Н.И. Дельвига, генерал-лейтенанта, участника Кавказских походов и Крымской войны. В 1869 г. Дельвиг, находившийся уже с сильно расстроенным болезнями и ранами здоровьем, принявшись за лечение, поселился в Отраде. Однако через год здесь же и скончался. После его смерти вдова продала усадьбу Борису Александровичу Нейдгарту (Нейдгардт), действительному тайному советнику, обер-гофмейстеру Высочайшего Двора, от которого оно перешло его сыну Алексею Борисовичу.


Немного слов о личности последнего владельца усадьбы. Выйдя в 1894 г. в отставку в чине гвардии поручика, Алексей Борисович Нейдгарт поселился в Отраде, где провёл более 10 лет, всецело посвятив себя хозяйственной и общественной деятельности. В этот период Нейдгарт являлся Нижегородским губернским предводителем дворянства, почётным мировым судьёй Княгининского уезда. А в 1905-06 гг. успел побывать губернатором Екатеринослава (Днепропетровск). С 1906 по 1912 гг. — член Государственного Совета; в 1911 г. возглавил группу Правого центра, ставшую главной опорой правительства П.А. Столыпина. Собственно сам Столыпин частый гость в Отраде, ибо был женат на сестре А.Б. Нейдгарта и владел в этих краях имением при селе Анненкове. После февральских событий 1917 г. Нейдгарт был выведен за штат, а в октябре окончательно уволен со службы. Оставшись не у дел, Алексей Борисович вернулся в Нижегородскую губернию, где вместе с епископом Лаврентием и настоятелем кафедрального собора А. Порфирьевым подписал воззвание, призывающее протестовать против закрытия храмов и конфискации церковного имущества. Вскоре все, подписавшие воззвание, были арестованы, а в ноябре 1918 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности расстреляны.


Главный дом датируется 2-й половиной XIX века. Несмотря на своего именитого владельца, внешне выглядит достаточно скромно.


В самом имении храма не было, но в господском доме устроили домовую церковь. Стоит отметить, что А.Б. Нейдгарт щедро жертвовал на нужды и постройку православных церквей в Нижегородской губернии, за что неоднократно удостаивался благословения иерархов Православной церкви и Священного синода как «ревностный созидатель Божьих храмов». Более того за труды в Строительном комитете по сооружению в Санкт-Петербурге Феодоровского собора в память 300-летия царствования Дома Романовых получил Высочайшую благодарность от Императора Николая II и был назначен ктитором храма-памятника. В 2000 г. РПЦ причислила Алексея Борисовича Нейдгарта к лику святых новомучеников.


После революции барский дом был отдан под многоквартирное жильё; с 1967 г. в нём разместилась школа; после постройки в 1982 г. нового здания школы стены дома заняла администрация СПК «Новый Мир».


Кстати, неподалёку от Отрады в селе Красный Хутор (ныне посёлок им. Дзержинского) находилась усадьба родного брата Алексея Борисовича Дмитрия. Дмитрий Борисович Нейдгарт в период 1903-1905 гг. был градоначальником Одессы. На его долю выпало восстание на броненосце «Князь Потёмкин Таврический» (отказ в провизии матросам) и еврейский погром (более 400 убитыми). Либеральное общественное мнение Одессы вменяло Нейдгарту в вину непринятие мер по пресечению погрома и даже его организацию. В нижегородских газетах его называли и «одесским злодеем», и «убийцей-черносотенцем» и «мясником, обагрённым человеческой кровью». После жесткого подавления восстания Нейдгарт с увольнением от должности градоначальника был отозван в столицу. Вскоре его оправдали и даже назначили в Сенат. Впоследствии Д.Б. Нейдгарт занимал должности тайного советника и гофмейстера Высочайшего Двора. В 1918 г. эмигрировал во Францию.
Восточнее господского дома находится одноэтажный с мезонином дом — флигель для прислуги, построенный ещё Дельвигами и выполнявший при них функцию главного дома. На сим наше путешествие по Арзамасскому уезду подошло к концу, как и мой рассказ.


При создании поста использованы следующие источники:
- сайт Г. Филимоновой "Дать понять"
- А. Инжутов "Краткий исторический очерк"
- А. Инжутов: А. Гераклитов "Арзамасская мордва"; А. Ханенко "Рассказы ген.Кутлубицкого о времени Павла I"; Фонды: ГАНО №2, г. Арзамас; ЦАНО, г. Н.Новгород и т.д.
- В. Бакунин "Барский дом на Симбирском тракте"
- Генеалогический форум ВГД "Великий Враг"
- НП Нижегородский центр культурного наследия "п.Новый Мир"
- сайт "Село Смирново"
- Генеалогическая база знаний "Нейдгарт"
Tags: Нижегородская область, усадьба
Subscribe
promo ru_abandoned march 14, 2013 09:40 21
Buy for 500 tokens
Привет, сталкеры :))) Как ваши дела? Решил включить здесь промо-блок, чтобы вы могли рекламировать свои журналы. Стоит копейки, а сколько удовольствия! Ну, и раз пошла такая пьянка - добавляйте в друзья наших дорогих смотрителей: zizis и relax_action, они клёвые! Ну и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments