Денис Спирин (deni_spiri) wrote in ru_abandoned,
Денис Спирин
deni_spiri
ru_abandoned

Categories:

Левитан в Успенском



В Подмосковье почти все интересующие нас усадьбы мы исследовали ещё лет пять назад. На этот раз мы просто проезжали мимо. И оказавшись в селе Успенском, за скромной оградой, в глубине парка заприметили небольшой усадебный дом. Здешняя усадьба достаточно известна любителям "дворянской культуры". Однако, нам повезло больше, чем прочим, — мы попали внутрь этого мини-замка. Честно признаться, как внешне, так и внутренне дом не столь уж примечателен. Любопытен он, разве что своей историей. Как следует из названия поста, здесь гостил и даже написал пару картин особо не нуждающийся в представлении «мастер русского пейзажа» И.И. Левитан. А последним владельцем усадьбы был покровитель искусства и просвещения — Сергей Тимофеевич Морозов — брат известного промышленника Саввы Морозова.



Вдаваться глубоко в историю этого места и самой усадьбы не стану, ибо о ней и без меня предостаточно написано статей. Освещу лишь вкратце, для общего представления о том, где мы оказались. Село Успенское относится к числу исторических сёл Подмосковья. Его первое упоминание встречается в завещании московского князя Ивана Калиты под названием «Ирининское, Вяземское тож» (по др.источникам — «Оринино на Вяземе»). До начачала XVI века село находилось во владение рода Овцыных. В 1624 г. числится во владении стольников Бориса и Глеба Морозовых (но их род прервался). Следующей хозяйкой здешних земель стала вдова М.В. Апраксина Домна Богдановна с детьми. При разделе имения село пришлось на долю Петра Апраксина, граф, сподвижник Петра I. В 1780 г. в селе значилась церковь Успения Пресвятой Богородицы, по ней село и стало называться Успенским.


Ну, а мы пока ненадолго оставим историю и вернёмся в наши дни. Территория усадьбы, а точнее лечебницы на ней, находится под охраной, включая иногда и присутствие административных работников. Как люди культурные, мы согласовали наше "проникновение". Поэтому гуляем спокойно, не спеша. Общаемся с кошечками, в том числе и с теми, что в нижнем углу на фото забавно переплелись хвостами. Итак, пройдя от главных въездных ворот через аллею, выходим к усадебному дому. Честно скажу, впечатлить такой дом может только неискушённого любителя усадеб. Интересный, но не настолько, чтобы "Ах!".


Прежде, чем зайти внутрь особняка, решили обойти весь комплекс полностью.


С обратной стороны, выходящей на крутой берег Москвы-реки, внешний вид не то, чтобы подпорчен, а, прямо скажем, обезображен трубами теплотрассы, колодцами и воздуховодами. Но, надо отдать должное, что сам фасад дома не тронут.


Сфотографировать дом в анфас с этой стороны не удалось даже с помощью ширика, настолько вплотную к нему подступают заросли деревьев.


По асфальтированной тропинке продолжаем двигаться вдоль старинного особнячка, плавненько подходя к современному зданию профилактория.


Наш маленький "замок" соединён с многоэтажным корпусом таким вот коридором-галереей. Мне весьма понравилось решение, хотя большинство критикуют.


Новый довольно-таки масштабный корпус был построен в 1970-е годы. Обратите внимание, как живописно "джунгли" поглощают здание.


Вообще, своей монументальностью и некоторыми архитектурными деталями, столь типичными для санаториев советского времени, он впечатлил меня даже больше, чем готический мини-замок. Отчего-то обожаю подобные строения.


Бросаем последний взгляд на советский модернизм и...


...идём наконец-то посмотреть что там внутри старого дома.


А тем временем возвращаемся к истории. После Апраксиных владельцами села Успенского была полковница И.И. Бекетова (при ней существовал деревянный господский двухэтажный дом со службами). Спустя полвека, усадьба уже в собственности генеральши С.С. Бибиковой. Затем имение переходит к князю Б.В. Святополк-Четвертинскому. Именно при нём в 1881-1884 гг. по проекту архитектора П.С. Бойцова (автор множества проектов, в том числе и всем известной усадьбы Храповицкого «Муромцево») был построен двухэтажный усадебный дом, сохранившийся до настоящего времени. Хозяин особняка, князь Борис Владимирович Святополк-Четвертинский, происходил из древнего дворянского рода, ведшего своё происхождение от Рюрика. Был известным коннозаводчиком и здесь, в Успенском, занимаясь разведением лошадей, основал конный завод. К слову, чуть позже, в 1887 г., Бойцов в Москве выстроил для князя ещё один особняк (правда, в стиле французского Ренессанса). Но недолго Святополк владел Успенским и в скором времени оно перешло к некоему Арапову, у которого в конце XIX в. имение покупает миллионер, промышленник Сергей Тимофеевич Морозов (брат известного Саввы Морозова).


«Кажется дождь собирается!» © Пяточок. А мы тогда собираемся наконец-то заглянуть внутрь.


Что под пристальными взглядами семейства кошачих и проделали.


И вот, мы в парадном вестибюле. Скрипя паркетом, по широкой, но невысокой лестнице поднимаемся на подиум.


Как можно заметить, стационар закрыт уже не первый год.


Конечно, мы не ждали тут некоего шедеврального или изысканного интерьера, ибо заранее были предупреждены, что за годы своего существования здание неоднократно подвергалось перестройкам. Но, всё-таки, что-то архитекторы-реставраторы оставили идентичным. Презанятно смотрятся массивные, тяжёлые деревянные потолки.


Из парадной проходим в соседний вестибюль, откуда в разные стороны расходятся коридоры, лестницы и двери. Тут даже лифт есть! Жаль, но почти все кабинеты закрыты на ключ. Т.к. мы здесь случайным проездом и специально экскурсию с открытием помещений не заказывали, поэтому довольствовались тем, что есть.


В одном из закутков стоят два зубоврачебных кресла с бормашиной (вторая "машина пыток" спряталась за углом).


Самым привлекательным и, действительно, достойным внимания оказалось оформление дверных проёмов и их "готические" венчания.


Хоть и грубовато, но небезынтересно смотрится весь этот деревянный декор, в частности обшитые толстыми панелями стены. Двери под стать обшивке стен выполнены в идентичном массивном стиле.


А мы тем временем потихоньку взбираемся на второй этаж. Ступени, скорее всего, подлинные, а вот родную ажурную решётку вместе с перилами с лестничного марша убрали. Наверняка, в советское время ступени украшал красный с боковыми зелёными полосками ковёр.


Оригинальный выход на чердак.  Проходим через этот арочный проём.


На втором этаже на стенах ещё можно встретить несколько стендов с медицинскими профилактическими, информационными и агитационными статьями. Но мы остановимся и "прочтём" немного истории про последнего владельца усадьбы, напомню, коим был брат известнейшего промышленника Саввы Морозова Сергей Тимофеевич. Почти все наслышаны о меценатстве Саввы, а я замолвлю пару слов о благотворительной деятельности Сергея Тимофеевича. Кроме материальной поддержки учебных заведений, другое его замечательное начинание это создание Музея изящных искусств на Волхонке (ныне ГМИИ им.Пушкина). В 1898 г. вместе с профессором Московского университета И.В. Цветаевым (отцом М. Цветаевой) Морозов становится членом-учредителем Комитета для устройства Музея изящных искусств. Его имя значится в списке первых дарителей. В частности, он заказал в Берлине копии огромных фронтонных групп Зевса из греческой Олимпии. Пожалуй, самое известное его детище — Кустарный музей, основанный в 1885 г., специально для которого в 1903-м в Москве было выстроено здание в псевдорусском стиле (сейчас — Музей народного искусства). Объектом его многолетней заботы были художественные промыслы Сергиев-Посада, за что в 1915 г. Морозову было присвоено звание Почётного гражданина города.


В коридоре завернули поначалу направо.


Но тут вышли на неинтересный боковой лестничный пролёт. Повернули обратно.


Главный хол. Здесь даже уцелел стенд 40-летней давности, когда тут всё ещё было живое.


Поразила огромная картина неизвестного художника. Сдаётся мне, творение местного пациента.


Отсюда ведёт тот самый, что мы видели снаружи, коридор-галерея из старого дома в новое здание. Видимо, при непогоде проходящий тут лечение контингент ходил через него на процедуры в старинный особняк, где размещалось всё лечебное.


Продолжая описывать достойные поступки богатейшего человека того времени, Сергея Морозова, мы возвращаемся обратно (когда кабинеты закрыты, смотреть-то особо не на что).


Кроме того, Сергей Тимофеевич поддерживал в благотворительности и своего брата Савву. Например, когда тот в 1898-м стал учредителем и главным финансистом Московского Общедоступного художественного театра (Московский Художественный театр), Сергей также вошёл в число пайщиков театра. Материально поддержал он и другую инициативу, предпринятую братом в 1904 г. — строительство для фабричных рабочих Зимнего театра в Никольском. После самоубийства в Каннах брата Саввы Сергей Тимофеевич становится директором-распорядителем товарищества Никольской мануфактуры. В память Саввы Сергей вместе с матерью финансировал строительство двух корпусов при Старо-Екатерининской больнице: крупнейшего в Москве родильного приюта, носившего имя его отца, Т.С. Морозова, и психиатрического корпуса им. Саввы Тимофеевича. В 1916-м на средства Морозова В.Д. Поленов построил свой знаменитый Народный дом на Пресне (сейчас — Государственный центр современного искусства).




Ну, а мы той же парадной лестницей спускаемся на первый этаж.




Сергей Тимофеевич горячо покровительствовал художнику И.И. Левитану, у которого брал уроки живописи и иногда ездил с ним на этюды. Во флигеле своего московского дома он устроил великолепную художественную мастерскую, которую на льготных условиях уступил Левитану. Исаак Ильич Левитан неоднократно бывал в Успенском. Здесь летом 1897 г. он написал этюд «На Москве-реке». Другая картина, изображающая непосредственно дом Морозова в Успенском, называется «Сумерки. Замок» и была написана в 1898 г.


В письме от 13 июня 1897 года И.И. Левитан просил А.П. Чехова поехать с ним в имение С.Т. Морозова, что через три дня и было сделано. Но Антону Павловичу тут не понравилось. Любопытен отзыв писателя: «На днях был в имении миллионера Морозова. Дом — как Ватикан, лакеи в пикейных жилетах с золотыми петлями на животах, мебель безвкусная, вина — от Леве, у хозяина никакого выражения на лице, — и я сбежал».
Сбегаем и мы отсюда...


После революции 1917 г. владения и имущество Морозовых были национализированы, а сам Сергей Тимофеевич жил и работал в качестве консультанта в здании Кустарного музея. В середине 20-х годов он уехал во Францию, где умер в 1944-м и был похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа во Франции. До 1929 г. в усадьбе размещался Детский дом. Затем 4 года здесь находился Институт коневодства, а до 1941 г. - средняя школа. После чего стены занял военный госпиталь, а затем снова Институт коневодства и Институт леса. С 1960 г. в усадьбе располажилось отделение Центральной Клинической Больницы Академии наук. Ну, а в традициях нашего времени, содержать бюджетные организации у государства давно уж нет денег. Поэтому эта лечебница не стала исключением. Сдаётся мне, ближайшая её судьба это частные руки.


Последним провожает нас кот Чернуш. А Рыжик лишь издалека мяукнул на прощание.


При создании поста использован материал сл.сайтов:
- А.С.Лившиц, Н.Н.Митронов, С.В.Фомин
- Истра.РФ
Tags: Московская область, усадьба
Subscribe
promo ru_abandoned март 14, 2013 09:40 21
Buy for 500 tokens
Привет, сталкеры :))) Как ваши дела? Решил включить здесь промо-блок, чтобы вы могли рекламировать свои журналы. Стоит копейки, а сколько удовольствия! Ну, и раз пошла такая пьянка - добавляйте в друзья наших дорогих смотрителей: zizis и relax_action, они клёвые! Ну и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments