Merlu (valuh) wrote in ru_abandoned,
Merlu
valuh
ru_abandoned

Category:

Столетие земской школы в Андреевке

Помимо фотографий здесь будут большие цитаты из семейных мемуаров, касающиеся жизни учительницы Анны Ефремовой (прабабушки моей жены) и ее семьи в Андреевке в 1917-1919 г. Андреевка до революции принадлежали Воронежскому уезду, ныне Новоусманскому району Воронежской области. На фотографиях ниже - бывшая земская школа в Андреевке, построенная в 1911 году, сто лет спустя... в День знаний 1 сентября 2011 г.



Осенью 1917 года переехали в Андреевку. Это оказалось совсем небольшое село дворов на 40-50, с домами, вытянутыми вдоль пруда в одну линию, с оврагом, отгороженным от пруда плотиной. Пруд большой, по узкой стороне его чуть в стороне расположилась школа, а с другой узкой стороны начинался парк бывшей помещичьей усадьбы. Ещё до приезда Ефремовых именье было куплено несколькими семьями украинцев, или, как их здесь называли. «хохлов», из которых две семьи жили в одноэтажном помещичьем доме, поделив его на две половины, остальные разместились в дворовых постройках, и только одна семья Сулимы построила себе крепкий дом несколько на отшибе от других хохлов. Своей церкви в Андреевке не было, деревня была приписана к церкви села Макарье, километрах в семи от Андреевки, на полпути к Орлову. Школа довольно новая, кирпичная. Рассчитана она была на одного учителя, он же заведующий, и в ней кроме двух классных комнат имелась одна квартира для учителя, как обычно, из двух комнат с кухней и с передней.



Семья Ефремовых многие вечера с весны до поздней осени проводила на парадном крыльце школы, бабушка на скамеечке, остальные на ступеньках. Крыльцо выходило на пруд, рядом с ним направо пустой луг, а за ним дорога, по которой редко-редко проходила подвода. Сразу же за дорогой поле. Бабушка с мамой беседовали о разных делах, обменивались впечатлениями о деревенских новостях, дети разглядывали облака, находили в них разные фигуры и целые сцены, следили за их изменением, рассказывали прочитанное, прислушиваясь к звукам гармоники, частушек, доносившихся с деревенской улицы. Когда темнело, шли домой, ужинали и укладывались спать.



Шура вдруг пристрастилась к рисованью. Ни цветных карандашей, ни красок не было, да и бумага только обыкновенная писчая, но не смущаясь этим, Шура с увлечением срисовывала иллюстрации из старых журналов «Нивы». Особенно нравились ей пейзажи Клевера, Левитана и других художников. Как-то срисовала Шура с натуры всю Андреевку, благо она находилась на некотором возвышении над прудом и была видна из школы, как на ладони.



Детям запомнилась свадьба у хохлов, на которую дети ходили смотреть. За столом сидели и хохлы, приехавшие из другого хутора. Один из них с женой средних лет, крупной женщиной в броском эстрадном платье, бывшая кафешантанная певичка. Она с увлечением пела за столом, как одна, так и хором с другими гостями. Дети не сводили с певички глаз. С нею приехала дочка, красивая, стройная барышня, одетая тоже в невиданное здесь нарядное городское платье. За дочкой ухаживал Алёша Ищенко, показывал ей парк, подолгу гулял, удалившись от гостей. За столом говорили, что Алёша собирается на ней жениться. Однако вскоре с того хутора дошёл слух, что эта девушка заболела сыпным тифом и умерла.



Первый год в Андреевке прошёл нормально в смысле занятий со школьниками, отопления школы, организации питания и т.д. Но скоро стало жить всё труднее и труднее. Зарплата учительницы 47 рублей в месяц «керенками», потом ещё какими-то бумажками, явно не обеспечивала, при растущей дороговизне семья стояла накануне голода. Пришлось организовать обмен в селе на пищевые продукты кое-чего из вещей. Сильно выручала собранная на школьном огороде картошка да несколько кур-несушек. Наменяли проса, пекли из просяной муки сухие и неприятные на вкус лепёшки. Вместо сахара употребляли запаренную в печке сахарную свёклу, которую ели чуть ли не с отвращением. Иногда удавалось приобрести в селе немного молока, масла, сала или масла, а также ржаную муку. Выручали с продуктами, в основном, хохлы, как более состоятельные, предпочитая менять продукты на вещи. Анна Алексеевна, непрактичная интеллигентка, совсем не умела поторговаться, постоять за себя, как-то учитывать стоимость своих вещей. В результате много вещей ушло из дому за бесценок, за маленькое количество продуктов. Постепенно из дому исчезли два сундука, гардероб, письменный стол, диван, бабушкины платья, не осталось лишнего платья у Анны Алексеевны и даже у детей. Исчез граммофон, все пластинки к нему, все цветы – фикусы, олеандры. К тому же, школу на эту зиму не обеспечили топливом. Володя с соседским мальчиком спилили пару осин в овраге за ручьём. Мокрые поленья еле-еле тлели в печке, не давая тепла. Бабушкину кровать перенесли на кухню, сами спали в ледяных комнатах, а днём дети отсиживались на печке.



Пятнадцатилетняя Лида жила дома. Стройная привлекательная девочка с большими серо-голубыми глазами, чуть вздёрнутым носиком, вечно усыпанным веснушками, и хорошим ртом болезненно переживала трудности. В гимназии она уже не училась. В конце концов вечное недоедание сломило её и она начала прихварывать. Мама свозила её в Воронеж показала врачу. Частный врач Шаройко определил у Лиды скоротечную чахотку. Это явилось страшным ударом: лечить негде, с питанием из рук вон плохо. Другим детям о страшной болезни Лиды ничего не сказали.



Старый хохол Юрко, самый состоятельный и уважаемый на селе, с большой симпатией относился к Анне Алексеевне, сочувствуя её тяжёлому положению. По договоренности с ним Анна Алексеевна с Володей посетили его поздно вечером , и он уже ночью, чтобы не видели соседи, привёз в школу несколько пудов ржи, сказав, что у него её всё равно отберут: через село проходят военные части. Действительно, через Андреевку время от времени проходили военные части, следовавшие по главному тракту, что шёл примерно в двух километрах от села, останавливались на короткий срок, меняли своих разбитых лошадей на свежих, запасались продовольствием. В селе упоминались части Мамонтова, Будённого и других командиров.



Однажды, ближе к весне, в школу пришёл комиссар с двумя красноармейцами и предложил Анне Алексеевне сдать имеющееся оружие. По-видимому, прошёл слух об её револьвере. Анна Алексеевна сказала что никакого оружия у неё нет, и дала в этом подписку. Комиссар посмотрел на Анну Алексеевну, перепуганную бабушку, на трёх чуть не дрожащих детей и не стал делать обыск. Револьвера на самом деле не было: Анна Алексеевна давно уже закопала револьвер где-то в овраге. Только ушёл комиссар, Володя кинулся под свою подушку на диване и к ужасу мамы и бабушки достал оттуда горсть патронов, выбежал во двор и кинул всю горсть в колодец. Подобрал он их где-то на дороге.



Во всей Андреевке было только три человека, с которыми общалась семья учительницы. Это уже упоминавшийся Алёша Ищенко, лет 25, ранее учившийся в гимназии, воевал в небольшом офицерском чине, а после революции вернулся домой, как рассказывали, сбежал, переодевшись в платье монашенки. Был он довольно высокого роста, черноволосый и черноглазый, всегда улыбчивый, типичный украинец. Ещё был молодой человек лет двадцати, тоже из хохлов, ранее учившийся в реальном училище, небольшого росточка, живой, смешливый. Звали его Пантюша. В 1919 году его мобилизовали белые, он ушёл с ними и скоро там умер от сыпняка.



И молодая девушка Наташа Сулима встречалась с Ефремовыми. Было ей лет 20, училась в гимназии, а после революции жила в Андреевке у родителей. Смуглая, с чёрными волосами и большими карими глазами, она часто приходила в школу посидеть, поболтать. Анна Алексеевна, Лида и Шура ходили с Наташей в парк, и для Шуры эти прогулки были всегда желанными и интересными, ведь у неё здесь подруг-однолеток вовсе не было.



После революции в Андреевской школе оживилась общественная жизнь. Анна Алексеевна сумела объединить и заинтересовать местную молодёжь – в школе два-три раза устраивали спектакли. Режиссировала Анна Алексеевна. Ставили Чехова – «Предложение», «Юбилей», «Злоумышленник», «Медведь». Неизменно участвовали три артиста: Алёша Ищенко, Пантюша и Наташа Сулима. Особенно хорошо, свободно, непринуждённо и с юмором играл Пантюша. У жителей села эти спектакли пользовались большим успехом.



Со школьниками учительница разучивала новые песни: «Варшавянка», «Смело, товарищи, в ногу» и другие. Дети Анны Алексеевны в спектаклях не участвовали, были только зрителями, но песни разучивали со всеми и распевали с большим удовольствием.



Анна Алексеевна иногда ездила по делам в Орлово, в волостное правление, и в Воронеж. По приезде рассказывала новости: Мария Андреевна Петрова переехала учительствовать в Орлово. Там и поблизости происходили бои между белыми и красными, люди прятались в погребах, было немало жертв. Мама с бабушкой радовались, что на такое тревожное время они оказались в глухом углу, куда редко заглядывали военные, а боёв вовсе не было.



Трудности с продуктами питания не уменьшались, и вот, весной 1919 года Анна Алексеевна собралась поехать куда-нибудь на юг Украины за мукой. Решили ехать с хромым мужиком с громкой фамилией Трубецкой. Его хутор находился в 2-3 километрах от села. Утром Трубецкой заехал на подводе, и Анна Алексеевна, захватив узел с вещами, намеченными на обмен за продукты, уселась на подводе, и поехали они на станцию Трёхсвятскую.



С детьми осталась бабушка, но дети уже в первый день почувствовали себя без мамы сиротами и загрустили. И вдруг под вечер подкатила к школе подвода Трубецкого. К великой радости детей мама вернулась обратно. Анна Алексеевна образно описала дорожные перипетии. Как подходили к станции Трёхсвятской поезда, переполненные людьми, как к каждому поезду хромал Трубецкой, как умолял население каждого вагона: «Товарищи! Нельзя ли примоститься?» - а за ним Анна Алексеевна с тем же, но всё напрасно. Продраться же сквозь толпы орущих и берущих приступом вагоны они, конечно, не смогли – и вот они дома! Поездка эта, по тому времени, конечно, была очень рискованной и могла кончиться плохо, были примеры таких не возвратившихся домой. Кого сталкивали с крыши или с буфера вагона, кого забирали, как мешочников, на принудработы, а кто умирал среди дороги от сыпняка.



В 1918 году Шура тяжело заболела. В тёплый летний день она уселась на берегу пруда с книжкой в руках и долго просидела там, болтая ногами в воде. К вечеру поднялась температура, начался бред, всё повторяла: Пух! Пух! Уберите пушок! – Привезли врача, он определил: испанка. В то время эпидемия испанки (нечто вроде гриппа) гуляла по стране, во многих случаях со смертельным исходом. Анна Алексеевна спросила врача, надо ли отрезать у девочки косы, тот посмотрел невнимательно, увидел чёлку на лбу и сказал, что волосы короткие, можно оставить. Врач не заметил довольно длинной косы сзади головы. Волосы не остригли и после болезни они стали сильно вылезать, пришлось их коротко обрезать. Проболела Шура тяжело и долго. Только к концу лета стала выздоравливать, но получилось осложнение на ноги, они подкашивались при каждом шаге. К столу девочку носили на руках, на руках выносили и на воздух. Потихоньку Шура стала учиться ходить, сперва держась за стенку, за стулья, а потом и без поддержки.



Выздоровлению Шуры помог Алеша Ищенко. Он каждый день присылал свежую рыбу – лещиков, окуньков, которых он вместе с отцом ловил в пруду. Из рыбы получалась отличная уха и неплохое второе к обеду. Такое питанье помогло быстрее поправиться.

На фото тот самый пруд...


На втором году в Андреевку прислали зачем-то ещё одного учителя, мужчину с университетским образованием. Жить ему было негде, так как в школе имелась только одна двухкомнатная квартира, в которой жила семья Ефремовых. Новый учитель поставил в классе железную койку, маленький письменный столик и стул. Там и жил. Кто-то из учителей оказался лишним. Сельский сход решил оставить нового учителя, и снова пришлось переезжать в другое село.



В 1964 г. Шура (бабушка моей жены) во время путешествия посетила Андреевку. На фото 1964 г. (выше) то же самое место, что и на фото 2011 г. ниже: через окно уже выросло толстое дерево...


Tags: Воронежская область, школа
Subscribe

promo ru_abandoned march 14, 2013 09:40 21
Buy for 500 tokens
Привет, сталкеры :))) Как ваши дела? Решил включить здесь промо-блок, чтобы вы могли рекламировать свои журналы. Стоит копейки, а сколько удовольствия! Ну, и раз пошла такая пьянка - добавляйте в друзья наших дорогих смотрителей: zizis и relax_action, они клёвые! Ну и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments